?

Log in

No account? Create an account

Изменяю своим привычкам


Previous Entry Share Next Entry
Калимеро, Крит! Часть Первая
eucariot
В этой статье вольное описание путешествия. Если вам нужна конкретика, то это сюда.


Пляж Стефану

Дорога


Я был на море лет 20 назад. На Балтийском. А ещё во Владивостоке – на Тихом океане.
Эти воспоминания плотно законсервированы, а сверху наклейка с рассказами мамы об этом путешествии.
К 28 годам я созрел вывести себя, жену и дочку на море самостоятельно.

Мне не пришлось долго готовиться, выбирать страну, программу, туроператора. Всё это сделал мой друг, который и позвал нас с собой. Зовут его Виктор. Путешественник он не заядлый, но основательный – подготовку он начал за полгода – искал на многочисленных форумах самые интересные места, вычитывал отзывы, прокладывал маршруты. 7 дней на Крите из 12 были плотно забиты исследованием самых знаковых мест острова.


До этого он бывал Египте, Праге, Брюгге, Антверпене и во всяких диких местах Кемеровской области (в поисках рыбы).

Я уже давно научился не предвкушать события, потому что часто случаются расстройства от завышенных ожиданий. По этой же причине я скептически отношусь к хвалебным одам к книгам, фильмам. В общем на Крит хотелось, но дни до отъезда я не считал, и особо заранее мы не готовились.
За несколько дней до часа Ч мы с женой собрали грандиозный чемодан, набитый всем, что Юля посчитала необходимым в заграничной поездке для себя и дочки.
Я довольствовался своим обычным рюкзаком и сумкой для фотоаппарата. Впрочем, не буду кривить душой, в чемодане было и моих вещей немало: полный комплект портативных раций, два навесных замка и набор отмычек (я наивный полагал, что найдётся время поупражняться во взломе) и набор умывальных принадлежностей.

Рано утром 17-го сентября в направлении Кемеровского аэропорта имени Леонова выдвинулась группа людей, навьюченная многочисленными сумками трудноописуемого содержания. В составе нашей экспедиции было четверо взрослых и двое младенцев в возрасте 10 и 13 месяцев.

Циклопических размеров чемодан, рюкзак, сумка с фотоаппаратом со сменным объективом, женская сумка с дамскими запчастями, пляжная сумка с детскими вещами в салон, коляска-трость и ребёнок, который в этой коляске сидеть отказывался – вот список скарба, с которым мы вошли в аэропорт.

Все стадии попадания на самолёт прошли гладко, если не считать момента, когда мне пришлось объяснять для каких целей мне нужен странный тонкий продолговатый металлический предмет (пару отмычек я положил в рюкзак) и мультитул.

Семичасовой перелёт дочь перенесла прекрасно.
На взлёте она упоённо кушала маму после чего очень сладко заснула до самого обеда. Оставшееся время мы читали книги, исследовали салон самолёта, пугали соседей разнообразными звуками детских игрушек, разговаривали.
Но при посадке всё-таки покричала – там ведь всё происходит стремительно, и, видимо, уши таки заложило.

– Что-то я вообще не вдохновлена – с тоской произнесла Юля, когда боинг сел в Ираклионе.
– Хм, а что ты ожидала увидеть на Крите? Солнце, море, горы в наличии имеются.
– Не знаю, я ожидала другого. Зря, наверно, мы сюда поехали.
– А что бы тебя вдохновило?
– Прага. Италия.



Я хорошо знал это черту характера своей жены. В этом случае не нужно переубеждать или обещать что-то, нужно просто поменять тему. Зато потом, когда она будет в восторге от отдыха, можно ехидно припомнить ей первые её слова.
Впрочем вокруг действительно не было чего-либо впечатляющего – плоский 3-5 этажный город, небольшие горы, хоть и затянутое облаками, но палящее солнце.
И даже море за спиной как-то не вызывало бурю эмоций и не поднимало настроение.
Впечатление усугубила длинная очередь на паспортном контроле. До нашей курортной деревушки Бали было 50 км, поэтому нас ждал ещё часовой трансфер на автобусе.
В последнем оказалось приятно прохладно и русскоговорящий гид готовил нас к интенсивному двенадцатидневному отдыху. Но со временем я понял, что в любой точке автобуса мне на шею дует холодный воздух, а ещё Самира начала уставать от дороги – ей нужно хорошенько походить, а от Самиры в свою очередь начала уставать и Юля.
Короче говоря, в гостиницу мы приехали уже выжатые. По международным стандартам заселение в 14:00, а мы приехали ещё до полудня, в результате чего прождали около полутора часов, пока подготовят наши комнаты.
Плюс ко всему я такой человек, который жару переносит довольно плохо, а дочь – такой человек, который под кондиционером норовит простыть – кондёр только по большим праздникам.
Уставшие семейства расположились в номерах и погрузились в расслабляющий сон.


Море


Мы с Витьком не смогли уснуть, когда в ста метрах от нас море – гостиница расположена на первой линии, и бытует мнение, что пляжи тут – одни из лучших.
Лежаки с зонтами по 6 евро нам показались не нужны – мы пришли налегке, бросили шорты на песок и – купаться. Мужикам в этом плане хорошо – нам мне нужны сумки, мази, кремы, пледы, полотенца. Даже купальные трусы – опция. Нам не нужно подводить глаза, мазать губы гигиеничкой, укладывать волосы, выглядеть идеально – не на левую сторону футболка? грязи на лице нет? – значит собрался нормально.

И вот тут консервы распечатали. Запах – лучший проводник в прошлое. Как только я почувствовал этот запах моря, привкус солёной воды во рту, я понял, что я тут уже был – я уже также стоял на берегу, утопая в песке, смотрел, как белые буруны лижут щиколотки. Неважно, что море было другое и берег, скорее всего, не песчаный, и мне это, наверняка, даже не нравилось. Важно, что я это видел.

Честно говоря, я даже не знал, как вести себя в волнах. Я бросался в них с головой, падал на них спиной, пытался их перепрыгнуть, выныривал в её центре. Мне понравилось. Вечером на этот же пляж я притащил своих женщин. Женщина номер раз долго рядилась, мялась, повизгивала и не решалась войти. Женщину номер два я поставил ногами на песок и сразу же убрал в силу неконтролируемого звукового потока, извергнувшегося из неё. Дочь у меня не любит ходить по траве и, как оказалось, по песку. Поэтому я взял на руки и аккуратно пошёл с ней в воду. Её изумлённые глаза ворочались в разные стороны – было видно, что волны пугают её ещё больше песка и травы – видно, чувствует мощь стихии.



В общем, мы купались, загорали, исследовали посёлок, делали пристрелочные покупки в супермаркетах. Дело в том, что мы взяли путёвки – room only, поэтому о трёхразовом питании пришлось позаботиться самим.
Первые два дня были выделены под акклиматизацию и отдых.

Первое, что стало для нас шоком – цены. Это ЕС, детка. Литр молока NOYNOY (самая распространённая на Крите марка) 1,5 евро – 75 рублей. Правда оно при этом очень вкусное. Ну прям, словно его вытащили из под греческой коровки, а не жестяных цистерн.
Дорогой хлеб, дорогие печенья, дорогие сыры. Но всё действительно вкусное.
Второе, что выяснилось позднее, когда мы начали путешествовать по большим городам – в курортном посёлке цены не то чтобы не выше, они ниже. Мы были в двух больших сетевых магазинах – Инка и Василопулос – история одна – только выбор разве что побольше.

Посёлок Бали, в котором мы жили, немаленький. В этом было легко убедиться в прогулках по извилистым улочкам и сложно в походах по горам.

По вечерам, когда мама усыпляет дочь, и утром, когда мама дочь кормит, я решил устраивать себе заныры в бассейн. Я довольно неэлегантно ныряю – ноги в разные стороны, приземляюсь то на живот то на макушку, брызги-визги. Вот и решил исправить ситуацию путём контроля своих конечностей.

И вот стою я в купальных трусах на бровке бассейна, покачиваясь вперёд-назад, разводя руки в стороны, планирую, так сказать.
– Молодой человек.
– Да?
– Вы бы не ныряли сюда.
– ? – Я впил свой вопрошающий взгляд полный непонимания в толстого мужичка, сидящего за столиком с кружечкой чего-то горячего.
– Тут сейчас мужик ведро хлорки высыпал. Прям подошёл и перевернул целое ведро хлорки.

Не то, чтобы я думал, что одно трёхминутное купание повлечёт за собой какие-либо последствия, но желание нырять пропало сразу после того, как я пригляделся – на голубом дне лежали крупицы не растворившейся смеси гидроксида кальция, хлорида и гипохлорита.

В первые же дни стало понятно, что греки очень любят детей, а, скорее, даже европейцы. Как только видят мою малышку, сразу начинают сюси-муси на своём языке, тянут руки, разговаривают, улыбаются. Выглядит это довольно мило.

Достижение первых двух дней – дочь научилась ходить по песку и не бояться волн, которые вдалеке. Но накатывающие на неё по-прежнему пугали.

Следующую неделю мы снова были в рабстве автомобиля.

Рано утром третьего дня двое мужчин выдвинулись из Бали в Ираклион на автобусе. Их задача – найти небольшое агентство по прокату машин в центре столицы.
А пока они перетирают за жизнь – им есть что обсудить – 20 лет знакомы. Причём в школе один про другого сочинял сатирические стишки, а другой сторонился первого вплоть до окончания университета.

Мимо пролетали горы Крита, ветряные электростанции, оливковые поля. 55 километров один за другим и все вдоль моря по серпантину. Вся цивилизация на острове сосредоточена на севере – Ханья, Ретимно, Ираклион, Агиос Николаос. Собственно по побережью и протянулась главная трасса – широкая, хорошая, асфальт ровный. В целом, как мы увидели потом, уже путешествуя на машине, дороги везде очень неплохие, но местами узкие. Если на главной четыре машины в ширину влезут без проблем в любом почти месте, то на периферии не везде разъедутся две.



К слову о ветряках, зелёные технологии тут правят бал: ветряные электростанции, солнечные батареи, пассивные водонагреватели.












В Ираклионе от автобусной остановки до центра города – минут десять пешком. Дорога через огромный порт с паромами исполинских размеров и какие-то развалины выводит нас к одной из главных пешеходных улиц Ираклиона – 25 Avgoustou (мы её прозвали улицей 25-го Авгутсина). По-моему, этот пятачок в несколько кварталов и есть самое интересное в Ираклионе. Да и то интересное только в плане купить сувениров, пожалуй – куча туристов, куча магазинчиков для них, повсюду Rent a car, зазывала разговаривают по-русски, вывески по-русски. Да, да. Не удивляйтесь. Если вы ожидали, что здесь будут только темпераментные греки, чопорные немцы, и жизнерадостные итальянцы, то получите и распишитесь – русских здесь полно. Полным полно. В любом городе, на любом пляже. Почти все продавцы и зазывалы говорят по-русски.

– Здравствуйте, привет, заходи, пожалуйста, спасибо. – это вы не раз услышите и в Ираклион и в Ханье, причём разом, без пауз.
– 7 маленький, 12 большой, проходи, катайтесь один час. – на озере Курна.
– У нас есть русское меню, что желаете? – любая таверна в центре города.
– Я из Украины. Родители в 2000-м перевезли. – в Аквапарке.
– Откуда вы так хорошо знаете русский язык? – поинтересовалась Юля в одном из супермаркетов Бали у парня, выглядящего, как грек. – Я родился в Казахстане. – был ответ.
– Экскурсии на русский язык. Санторини, Баллос, Кносский дворец. – нет, спасибо.

Хотите Критского колорита без приправы из русской разноголосицы – вам в маленькие деревеньки в центре острова, куда нужно ехать целенаправленно, а не по пути в очередное классное место.

Но что-то я отклонился от темы повествования. Двое парней нашли агентство, где их встретил типично общительный грек, который на хорошем английском предложил им чашечку горячего кофе. А меж тем на улице +30. Поэтому ребята отклонили гостеприимное предложение в пользу апельсинового сока.
За время оформления документов произошёл обмен взаимнобесполезной информацией. Грек узнал, что такое Кемерово, как в России хорошо с работой, куда держат путь молодые люди. А молодые люди узнали о судьбе этой конторы – семейный бизнес – об образовании агента, о сложностях с поиском работы.



Через 20 минут Антонио умчался за двумя гешами – Хёндай Гетз – практичное авто – маленькое, юркое с умеренным расходом.



Надо заметить, что на Крите 90% машин – такие же букашки. Смарт, Миникупер, Ниссан Микра, Форд Фьюжен и Фиеста, Пежо 307, Ситроен С3, Киа Рио, Фиат 500, Фольксваген жучок, Тойота Айго, Ярис, Дэу Матиз, Опель Корса. Много кабриолетов, очень много.
Бензин от 1,7 евро за литр вполне достаточная причина для такого списка малолитражек. Но встречаются и машины побольше. В частности они очень любят пикапы. Полагаю, что для нужд сельского хозяйства они практичнее мелких грузовичков и автобусов. Пикапы разные – от современных митсубись, до древнейших тойот, которые еле влачат своё жалкое существование.





Встречали мы и Порш Кайен и Бокстер. Видел даже однажды Субару Импрезу.
То ли это дыхание кризиса, то ли просто нет у них традиции безобразного китча, но авто все в основном одного класса. Плюс много мотоциклов, мопедов и велосипедов – в такой южной стране сам бог велел.







Геша, которого я получил в своё пользование, был на механике – финансовый вопрос. Автору не чужда палка – свой автомобильный путь он начинал с легендарной девятки, однако с тех пор прошло уже пять лет.
Так, выжать сцепление, чтобы отключить трансмиссию от двигателя, включить первую скорость – шестерни вошли в соприкосновение – убрать с ручника, газу дать, сцепление отпускать. По узким улочкам Ираклиона, где напаркованы тысячи всяких клопов по обочинам, на новой машине с непривычными габаритами, причём ещё и на механике, передвигаться оказалось не так уж и сложно, главное – не заплутать.
Витёк с навигатором впереди вывел нас на трассу, где всё уже пошло совсем как по маслу.



За следующие 7 дней я многократно глох, включал третью вместо пятой при повышении, пытался воткнуть заднюю вместо четвёртой при понижении, когда мне нужно было выехать задом в гору с ручника, включал случайно четвёртую вместо задней и удивлялся, почему машина продолжает катиться в дерево или к обрыву, а не назад, как я приказываю. Но всё же я овладел этим искусством и в конце даже, пожалуй, немного переборщил с закреплением – по возвращении на Приусе постоянно искал левой ногой сцепление, а правой рукой рычаг КПП.

Навигатор безошибочно вывел нас сначала на трассу, а затем привёл и в Бали. Но по пути мы не преминули заехать и на пляж – слабость моего друга. "На небе только и разговоров, что о море".





Я же не смог не поддаться искушению заехать на оливковые плантации. Я стоял на каменистой почве в оцепенении, разглядывая кусты, уходящие вдаль в танце горных перепадов. Также, как от старых развалин, меня бросает в дрожь от мыслей, что всё здесь выглядит точно также уже сотни или даже тысячи лет. Правда раньше, не было такой продвинутой поливочной системы.





Позже, когда я покупал оливковое масло в подарок, директор одного из магазинов говорил мне,
– Всё это масло – с моих плантаций, а не завезённое откуда-то издалека. Я сам им пользуюсь – делаю для семьи, для друзей, а излишки продаю здесь, в магазине.
– Это масло для готовки или для заправки салатов?
– Всё для салатов – готовить на таком масле – это расточительство. – хозяин лавки посмеялся на греческом себе в усы. – Ещё я продаю раки – традиционный алкогольный напиток на Балканах. Я делаю его из винограда, который тоже выращиваю на своих виноградниках. Вот этот – чистый – 45 градусов, а вот этот с мёдом – 35.

Я взял для владельца дома, который я снимаю, бутылочку крепкой раки. К слову, несмотря на то, что раки – балканский алкоголь, говоря о греческой раки, подразумевают именно критскую.

В десяти километрах от Ираклиона в сторону Ретимно прямо на горе, сходящей к морю вы увидели деревушку, просто врезанную в эту гору. Выглядит просто волшебно. Гугл подсказывает, что это деревня Аммуди, но подробнее ничего не могу найти. Говорят, туда нельзя проехать на машине, но можно её бросить и прогуляться пешком по серпантину до пляжа. Но времени у нас на это не хватило.





Города


Времени мы решили не терять – покормили домочадцев и выдвинулись в Ретимно – 35 километров. Наши новые знакомые на острове оказались с Урала и сказали, что ничего впечатляющего для них в этих горах нет. Я как человек из Тайги склонен не разделять это мнение. Поэтому всецело предавался видам. А они были: мимо окон проплывали то бесконечные дали моря (да, за три дня мы ещё не устали от них), то ущелья, поросшие густыми кустами, а иногда дорога была словно в туннеле – с обеих сторон возникали скалы, а в просвете впереди – деревушка.

Ретимно, равно как и Ханья, чудесны – узкие улочки, старые домики, куча цветов – главное подальше от туристических мест. Члены нашей группы с разной силой разделяли любовь к таким пространствам, поэтому большого раздора в планах не было.



Мы вдыхали там романтику венецианской эпохи. Но, мне кажется, Османская империя оставила свой глубокий след в архитектуре – многие церкви и соборы имеют купола на исламский манер.





Вот, например, крепость Фортеццо на побережье Ретимно. Это мечеть, как она есть, но похожие черты имеют и церкви в других местах.













Вид на Ретимно из Фортеццо

К слову крепость Фортеццо была построена в 1573-м году и несмотря на то, что она реставрируется и что-то здесь, конечно, уже совершенно новое, лёгкий мандраж имел место. Если не абстрагироваться от новодела и выключить фантазию, то на что останется смотреть? Если уж даже Великая Китайская Стена – можно сказать – подделка и стоит сейчас там, где её никогда и не было.
Гуляя по форту, я думал, а для чего такие интересные отверстия, похожие на бойницы? Вроде бы в XVI-м веке ещё не было огнестрельного оружия. Позже я осознал глубину своего невежества – к этому времени уже 200 лет, как в Европе пахло порохом. И тогда становится понятно – узкие отверстия на выходе, чтобы ограничить чужие снаряды, расширяющееся внутрь, чтобы была свобода поворота оружия.









Таких крепостей по острову раскидано немало. На южном побережье, например, есть Франгокостелло, про которую сложено несколько легенд – до неё мы не доехали, хотя хотелось очень, ведь рядом есть одноимённый пляж.

В другой день, прогуливаясь по Ханье, я мог бы понять, что в ней переплелись греческая и венецианская культуры, но мы помним о моём невежестве. Поэтому я со своими женщинами прогулялся по историческому туристическому центру, мы съели гору гироса в таверне на берегу и прогулялись до маяка.







Элементы античности то и дело попадаются на современных улицах



А вот магазин и кафе, расположившиеся в здании старых, полагаю, складских помещений:





Магия таких прогулок заключается в том, что ты не чувствуешь в них ничего необычно в настоящий момент, хочется чего-то большего, хочется побывать и там и там и там, кажется, что что-то важное ты упускаешь. Но когда проходит время, и ты обращаешь свой взгляд в прошлое, это кажется удивительно интимным и чем-то обязательным, без чего путешествие не было бы полным.





Города городами, но мы же на острове, поэтому наша сбитая команда поехала по пляжам.

Калимеро, Крит! Часть Вторая


  • 1
Невероятно красивое место! Я опять хочу путешествовать. Ты так все описываешь тонко, прям погружает в атмосферу. Я наверное бы на каждом углу там залипала, как ребенок. Ты прав, вот в таких местах иногда думаешь о истории, пытаешься отмотать назад и это место каким-то волшебным становится. Просто чудо!

Ой, Нин, я захотел снова путешествовать уже через неделю после возвращения. Море притягательно. И вообще - это магия отдыха - воспоминания гораздо ярче, чем ощущения непосредственно в момент созерцания)
Но вы скоро на море, поэтому я вам завидую очень сильно)

  • 1