eucariot (eucariot) wrote,
eucariot
eucariot

Categories:

Поезд, Красноярск, половинка марафона, столбы и Мана

23 июля обещало стать испытанием: 21,097 км при температуре воздуха в тени 35 градусов. Июльская жара в Красноярске.

Часть первая. Туда ТуТу
Пятница, вечер, вокзал города Н.
Плацкарта на поезд Москва - Северобайкальск. Через 12 часов я проснусь уже в новом городе.
А пока полчища полуголых мужчин возвращают меня в прошлое на 10 лет назад, когда студентами мы ездили в неизвестность по трое суток.


Вся атрибутика плацкарты сохранилась в этом живом музее.
Я еду с пожилой четой и их внуком. Курочка, варёные яйца, огурцы, копчёная колбаска. Под столом висит пакет с мусором. Ребёнок в трусиках скачет с полки на полку и доставляет массу неудобств своим уставшим предкам.

На боковых полках едет молодая пара. Видимо, из Москвы, измождённые бездельем.
Через стенку от меня играют в карты, доносится детский плач с одной стороны и задорный визг с другой.

Впереди долгожданный здоровый сон под мерное движение поезда. Кстати, сейчас на большинстве пролётов используется технология бесшовной сварки рельсов. Поэтому такого привычного тудух-тудух----тудух-тудух----тудух-тудух уже не будет. Есть вещи, которые остаются в прошлом, как и постукивание карданного вала ЛиАЗ 677.

Но перед сном традиционный променад в последний вагон, чтобы выглянуть в небольшое окошко и проводить взглядом уходящие вдаль километры стальных рельсов, которые, извиваясь, рисуют равнобедренный треугольник в пространстве Римана. Самое волнительное в этом, конечно, не созерцательное стояние в тамбуре, а процесс перемещения из в вагона в вагон, а именно место их сцепки.
Чудовищный грохот колёсных пар по блестящим рельсам, лязг железного мостика и стенок, железнодорожное полотно в просветах пола, шпалы которого сливаются в сплошную серо-коричневую полосу. Это несравнимо даже с гармошкой Икаруса, когда ставишь одну ногу на статичный пол прицепа, а вторую на крутящийся круг.
Сколько страха было пережито в детстве, сколько фантазий рождали эти металлические тиски!
В процессе этого короткого путешествия, я заглядываю в чужую жизнь, через плацкартный срез. Когда попадаются купейном вагоне, тайны закрытых дверей становятся ещё интереснее.
Закат за окнами недвижим и, проникая внутрь, тревожимый только пролетающими мимо деревьями и холмами, он освещает ноги, ноги, ноги. В носках и без носков, волосатые и голые, с лишаём и коростами, вверх пальцами и вниз или совсем без них, какие-то уютно скрючены в глубине верхней полки, другие смело торчат на десятки сантиметров.

Переходя из вагона в вагон, нужно быть аккуратным, чтобы не потревожить чуткий покой боковушки возле двери - им и так достаётся.

Неискоренимые атрибуты поездов дальнего следования - эргономичные туалеты и агрегат по выдаче горячей воды, который выглядит как экспонат на стимпанк-фесте.
Да, сейчас в проводников можно купить аутентичные гранённые стаканы в металлическом подстаканнике за, кажется, символические полторы тысячи рублей.
Заправить свою кровать на верхнем лежаке, дважды удариться спиной и головой о полку и заснуть в июльской жаре некондиционируемого вагона поезда Москва-Северобайкальск.

Часть вторая. Половина Марафона

Город фонтанов встретил приветливым смогом и моим братом, который должен был за 15 минут домчать меня до площади Мира, где предстояло успеть получить стартовый комплект. Поезд открыл свои двери счастливчикам, которым не придётся обливаться потом до Байкала, в 8:50, а наборы выдают до 09:00.
Не было проблемой по пустынному субботнему утру, разрывая разреженные облака смога, домчаться до точки старта.
Пока я готовился к своему испытанию, брат нашёл приключения. Вообще-то он искал место для парковки, но по занимательному стечению обстоятельств вышло иначе.
На слегка заниженной девятке он тормознул рядом с представителем правопорядка, участвовавшем в оцеплении марафонской трассы, чтобы спросить, где есть легальные стоянки.
Ярость читалась в глазах блюстителя
- Во-первых, пристегнись! Во-вторых, убери тонировку с лобового стекла!

Считаю, что он отделался весьма умеренным штрафом, даже не сняв при этом тонировку.

30 минут до старта, сотни людей принимали мыслимые и немыслимые позы в процессе подготовки, кто-то в обтягивающих коротких штанах и беговой майке, отводящей влагу и тепло от тела, кто-то как был, вышел из дома в шортанах и тельняхе.
15 минут
Разминка, растяжка, короткая пробежка. Ведущий: "Кто потерял кроссовок?"
На сцену поднимается подтянутая девушка - Валентина Чигрина, показывает как правильно размяться перед бегом.
7 минут до старта. Ведущий: "Владелец кроссовка, подходите к сцене".
Мальчишка однобосоногий в зелёном носке протискивается через толпу с криками "Это мой!"
3 минуты до старта. Бегуны набиваются в специально отведённое место перед Триумфальной аркой - в ней установлены детекторы, которые по беспроводным каналам общаются с чипами на нашей груди - так отмечаются индивидуальный старт и финиш.

1 минут до старта. Царит возбуждение. Спортсмены стоят так плотно, что уже не до растяжек.

Старт. Знаете, как двигаются машины в пробке? Когда первые ряды добегали уже свои первые 300 метров, задние только сделали свой первый шажок.


Не гоже победителями плестись за толпой: корабли лавировали лавировали да и вылавировали - удалось обогнать самую инертную массу.
Моя цель: 2 часа. Говоря по правде, готовясь к этому забегу задача была добежать. За пару месяцев до этого в Кемерово умер марафонец. Жара и темп выполнили своё чёрное дело: сердце не выдержало нагрузки.
Поэтому адекватной мне казалась цифра 2:15.
Но печальные в иное время реалии Красноярска оказались только на руку в то утро. Смог задержал утреннюю прохладу и не пустил палящие солнечные лучи.
Кроме того, на трассе было в избытке воды - она лилась литрами. Две пожарные машины создавали водную завесу, охлаждающую бегунов и их телефоны.


Следующие 2 часа оказались самыми короткими в моей жизни.
Первая десятка оказалась непринуждённой: 58 минут. Из центра по набережной и обратно. Лёгкость, накопленная за ночь здорового сна без детей, ещё не рассеялась, ноги привычны к этой нагрузке. Вода, бананы, изотоник, бодрые соседи.

На длинных дистанциях обычно есть пейсмейкеры - ответственные товарищи, которые хорошо чувствуют темп и бегут на определённое время. Таким образом, если хочешь пробежать полумарафон за 1:40 пристраивайся за тем, у кого на флаге так и написано.
На старте я безнадёжно от этих товарищей отстал и уже было сдался - прибегу, как прибегу. Но внутренний калькулятор, базируюясь на таймере на часах и отметках пройденного расстояния подсказывал, что я всё ещё кручусь вокруг двух часов. Видимо, пейсмейкеры бежали с запасом. Поэтому я немного поддал бананов в топку.
На первой десятке это оказалось несложно.
Вообще, уже через 2-3 км формируется некая группа, которая бежит в более или менее одном темпе. Если сам плохо чувствуешь темп, достаточно удобно бежать, когда цепляешься за какой-нибудь якорь - отдаляешься, надо добавить, догоняешь? - отлично, продолжай!
Но один за другим якоря сходят, кто-то всё-таки отрывается вперёд, кто-то чахнет на втором десятке.
Собственно на 12-м километре и я понял, что где-то тут кончается первое дыхание, а второго в стартовом наборе не оказалось. Ноги начали намекать, что они ещё к этому не готовы и надо сбавить темп, а лучше совсем присесть отдохнуть.
Шарики пейсмейкеров предательски удалялись, мои два якоря в чёрных майках тоже. Что ж, волевое усилие и нужный темп снова набран.
К слову, второе дыхание не открылось до самого финиша.
Где-то на 13-м км, когда ноги уже писали заявление на лишение меня хозяйских на них прав, позади начали оставаться шарики на 2:15, 2:10, 2:05. Каждый из них уверенно рапортовал, что идёт по графика или даже с некоторым опережением.
Это успокаивало, но темп я сохранял - рядом со мной всё ещё маячили чёрные майки.
Остров Татышева открыл 14-й км. Было уже не до наслаждений видами, хотя площадки для воркаута я оценил, как и пару симпатичных в обычной жизни девушек с бордовыми лицами в зелёную крапинку, бежавших уже навстречу - счастливицы - им оставалось всего 3 км.
Где-то здесь же я обошёл 2:05. Кажется, его несла Валентина Чигрина - всё под контролем - идём в 2 часа.
Впереди парень пытается выплеснуть стакан воды на свою голову, но годы-то уже не те, руки не слушаются и опрокидывают содержимое на бегущего следом за ним.
На 15-м километре первый сошедший с дистанции в окружении медиков. Зрелище пугающее неотвратимостью выводов - парень не просто прилёг на обочине отдохнуть - ноги были на асфальте, голова на траве - он упал на бегу. Тренер говорил нам, что если вы видите приближающийся асфальт - это не галюны - надо не трясти головой, а подставлять руки.
Пока ноги искали способ отстегнуться и жить самостоятельно, голова говорила - не гонись за временем - просто добеги. Вид бегуна без сознания засел.

Вот он - разворот - я уже не убегаю от финиша - я начинаю приближаться к нему. Пожарная машина обдаёт меня столбом брызг. Номер начинает отрываться - а он как знамя - его нельзя ронять.
На обочине натыканы мотивационные колышки. Запомнился только один на 18-м км:
ПОЛОВИНА
давно позади!

Счёт на километры здесь уже условный и вёлся, скорее, на предположениях.
На краю дорожки стоят девчонки, машут, кричат, что осталось немного, девчонки, женщины, мужики, перец. Всё, галлюцинации! Перец! А не, какая-то харчевня приютила на трассе живую рекламу - тянет мне свою здоровую лапу - просит пять. Ннннааа! Пять! После каждой такой 5, которых ближе к финишу всё больше и больше, темп ускорялся, словно бы они передавали часть своей нерастраченной энергии мне. Не проверял, возможно, после моей 5 они оседали в бессилии.
5! 5! 5!. Спасибо, девочки, банановое топливо поддерживает меня.
Вон мост, а вон она - аааарка. Как же я близок к ней - в запасе ещё 15 минут. Победитель!
Слишком много нестыковок - внутренний калькулятор и логика кричат - "Да ты дурак! Половинка за 1:45? Рехнулся". По моим расчётам до финиша ещё 3 км.
Мимо проезжает мужичок на лонгборде, прогуливаются мамочки с колясками. Вижу - идёт коллега и города Н. Здороваюсь - оказывается ещё есть силы распознавать двигающиеся образы.
Три километра, пятнадцать минут. Пять минут на километр. Мой средний темп - 6:10 на километр. Не стыкуется.
Да и хрен с ним, только бы не убиться об асфальт, не добежав.
Мой результат на прошлой половинке - 2:06. Никуда не годится, если я не уложусь на жалкие полторы минуты.
Соберись! Соберись, гад! Нет больше бананов, нет больше воды, нет больше девчонок на обочине - только два перца в чёрных майках, а нет... всё ещё обычные парни.
Вдох-вдох, выдох. Вдох-вдох, выдох. Вдох-вдох, выдох. Вдох-вдох, выдох. Вдох-вдох, выдох.
Два километра и десять минут. Приходится пробегать мимо финишной арки, где уже аплодируют очередным финалистам: Атлична! Маладец! Ускорение-ускорение-ускорение!
Всё не мне. Вон в километре пожарка перегородила дорогу - размером с типографскую точку - нужно добежать до неё за пять минут.
Вдох-вдох, выдох. Вдох-вдох, выдох. Вдох-вдох, выдох.
Колени скрипят матершиной, подмышки саднят большими натёртыми пятнами, слюни во рту взбиты в масло. Темп пять минут на километр.
На удивление сердце и лёгкие держат, голова по-прежнему соображает, но думает уже только об одном - она считает время и оценивает расстояние до пожарки.
Вот мой напарник - уже бежит обратно. Хорош! Держит свой первоначальный темп. По моей оценке он придёт на финиш в 01:59:10-30.
01:54:55, разворот.
Вдох-вдох, выдох. Вдох-вдох, выдох. Вдох-вдох, выдох.
Главное удержать набранный темп.
Со стороны я, наверно, выгляжу, как разваливающийся робот, у которого двигатель уже пошёл в разнос и разрушает всю трансмиссию - качаюсь из стороны в сторону, руки безвольно развеваются в пространстве, каждый шаг - отчаянная попытка предотвратить неизбежное падение.
Арка, арка.
Время неумолимо уменьшается, хотя и вместе с расстоянием.
Вдох-вдох, выдох. Вдох-вдох, выдох. Вдох-вдох, выдох.
01:58:00
Кончается всякое топливо, которое было накоплено к этому моменту. Не сбавлять темп! Не сбавлять! Борьба идёт за секунды!
Вдох-вдох, выдох. Вдох-вдох, выдох. Вдох-вдох, выдох.

01:59 и хрен знает сколько - нет сил смотреть - я в арке, нарядные, наверно, красивые девушки накидывают на меня медаль.

Трава, где трава? Отдыхать!
Где пейсмейкеры, суки? Они явно опоздают минут на десять.
Этих десяти минут мне хватило, чтобы подняться и направиться в сторону полевой кухни.
И вот уж кто меня не благодарил в этом мероприятии - так это мои колени. Но я дошёл.
С каждым глотком горячего сладкого чая я наполнялся энергией. Она разливалась по моим мышцам, залечивала суставы, растягивала связки.
И знаете, эта поездка была не зря уже хотя бы потому, что я первый раз в жизни с удовольствием съел тарелку гречки. Всю жизнь меня от неё тошнило, а сейчас она просто влетела в истощённый организм.
Надо признать, что полевая кухня вместе с душем на трассе и бананами были несомненным успехом организаторов! А смог в городе сыграл на руку всем.

Часть третья. Красноярские столбы
Двадцатиоднокилометровой пробежки в субботу утром мало? Тогда 21 километр пешком в воскресенье дополнят печальную картину расслаивающегося тела.
Красноярск удивителен своим заповедником почти в черте города. 25 минут на машине, и мы оказались перед началом деревянной дорожки, которая ведёт практически до самих камней, петляя вдоль ручейка Лалетино шесть километров.


Всё организованно, места для привалов, скамейки, ларьки, беседки, увеселительные городки для детей и взрослых. Аж противно!... было бы мне, если бы я был путешественником-отшельником и любителем одиноких перевалов. Однако я таки люблю людные места, где кипит жизнь.


Так вот на столбах она кипит всюду. Однако сказать, что эти 6 км пролетают незаметно, нельзя - нет, они тянутся долго, медленно и в гору.
Похоже, накопленная на половинке инерция меня и занесла на самый верх и затянула за собой ещё и совсем не подготовленного для этого брата.


Описывать сами столы абсолютно бессмысленно. Нет таких слов, нет таких фотографий, которые бы могли передать масштаб происходящего там. Даже своими глазами, ногами и руками объять это не просто. Горы... это горы - всегда тянут, как и море. Идеально, конечно, когда с гор видно море...


А столбы - это не горы - это великанская галька. И в этот раз она была в подозрительно однородном дыме лесных пожаров.


Из интересного:
Молодые семьи с детками возрастом в 3-4 недели. Сидит такой бородач на альпинистском снаряжении и подтирает обкакавшегося скалолазика.

На перья мужик взлетел враспор между камнями без страховки.
- А как спускаться-то будете?
- Вниз головой - невозмутимо ответил дядько.
"Шутит" подумали все окружающие. А тот возьми и как геккон поползи вниз. Только его и видели!

Пикник не на обочине, но на краю скалы. С термосом, бутерами и видом на тайгу.


Ммм. Девчоооонки. В коротеньких шортиках, в обтягивающих лосинах, спортивные, бодрые, красивые. Задают ритм всем (мужикам) - попробуй за ними угнаться.
Замечено, что скалолазки все хороши. Поэтому и на столбах за ними наблюдать приятно.
Чтобы не быть голословным (не столбы, но тоже хорошо):


Чёрные белки и тьма тьмущая бурундуков, наглых, прожорливых и полосатых. Самые глупые готовы в руки залезть.

Никаких фото столбов - взяли хороших друзей и вперёд - сами изучайте. Можно и на вершине зазнакомиться - дорога вниз будет веселее.


Часть четвёртая. Назад

Столбы плавно переросли в купание в Мане. В том месте, где она сливается с Енисеем, но ещё тёплая. Таким образом, можно не кривя душой в будущем говорить, что купался в Енисее и остался жив.
Затем полтора часа по двадцатиоднокилометровой однополосной пробке в Красноярск. В этот момент главное быть в хорошей компании. Мой брат философ. Его даже зовут Артур. С ним всегда легко. Он задаёт правильные вопросы, может уйти далеко в своих фантазиях и рассуждениях, но без умничания и важничания. И, сказать по правде, именно такой человек нужен в дальних походах или поездках. Такой человек не задавит бытовухой, не начнёт перемалывать кости всем знакомым, учить жизни или нудить. Всем такого брата!


А ещё у Артура тонированная в круг белая девятка. Они немного занижена: без фанатизма, аккуратно. В ней стоит музыка, ценой в половину этой девятки. А всё зачем? Чтобы вечером прокатиться по Красноярским пятакам, там где стоят субару, ауди, бэхи. А на девятке не стыдно. Девчонки покуривают кальян рядом со своей пежо и провожают эту девять взглядом, потому лишь, впрочем, что не знаю, что в рюкзаке на заднем сиденье не пивас, коньяк или хороший табак, а детокс-напитки и смузи.
Согласно ритуалу, нужно открыть окна, включить погромче музыку (у нас играло Кино - звезда по имени солнце, но поговаривают, нынче модно что-то другое) и сделать 3-4 круга на парковке недалеко от бикбена.
Вечер переходил в ночь моего отправления в центре города возле Дёнера. Мы сидели в хорошей компании, смог уже не видно, улицы приобретают тот самый праздничный вид, которого никак не добиться днём, тепло и остаётся всего лишь час до поезда назад.

Назад дорога лежала так же ночью. Но это было уже комфортное купе и биотуалеты. Мертвецким сном я проводил эти незабываемые выходные в городе Фонтан Фонтаныча, чтобы вернуться сюда через две недели.

#июльскаяжара
Tags: путешествия
Subscribe

  • Гонка Героев. Ночь. Новосибирск

    Горячий сладкий чай разливается по артериям приятным теплом. Я не знал, что сушки такие вкусные. Триста грамм нелюбимой гречки улетели в топку за…

  • Игра в терпение или капитальные затраты на воспитание ребёнка

    Поскольку для меня это год развития английской речи, многие вещи я пишу теперь на этом чуждом языке. Терпите. To be a parent is a game. Who…

  • Жить.

    Я посмотрел два фильма с таким названием. Что интересно, ни один из них не пытается показать ни ценность человеческой жизни, ни её разнообразие и…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments