?

Log in

No account? Create an account

Изменяю своим привычкам


Previous Entry Share
О смерти тех, кто жив, и жизни тех, кто мертв
eucariot
Часть первая. Я


Назад
Как-то всё померкло что ли... Все ощущения, эмоции ослабли многократно. Только мысли обрели кристальную ясность - каждая из них законченная правильная сущность. Сухие безэмоциональные воспоминания упорядочены по времени и категоризованы по значимости в моей жизни. Каждая минута последнего месяца во всех деталях словно записана на жёсткий диск, а не хранится в неявных образах в электрических связях мозга.
Сквозь чёрно-белую картину города, сквозь белый шум, намешанный из звуков машин и людей, прорываются последние яркие воспоминания, последние настоящие эмоции.
Это был один из тех вечеров, когда по мнению моей жены, у меня на работе полный завал, приезжают аудиторы, еженедельная сдача отчётности, надо помочь директору или я у клиента за городом, а сам я на самом деле у любовницы.
После очередного грехопадения мы смотрели какой-то пустой фильм, как ей нравится, что-то вроде мелодрамы. Это время, когда я мог подумать, попилить свою совесть, в достаточно степени упиваясь своей никчёмностью и подлостью. Я презирал себя за то, что я с ней, а не с женой. Но не мог ничего поделать — я не хотел её обидеть, не хотел бросать, ведь она мне верит. Я ненавидел тот момент, когда позволил нам сблизиться. Ненависть к себе сжигала меня, и я лежал злой чуть поодаль от неё.
Тот секс был последним и теперь он кажется мне сногсшибательным, всепоглощающим, но тогда это был просто секс... один из.
Четверть часа спустя я уже шёл по тёмным коридорам неосвещённого города. Впереди от черноты гаража отделилось два силуэта и встали на моём пути. Дрожь сковала грудь и через секунду ухнула вниз, сделав их ватными. Я развернулся и решил было пойти в обратную сторон, как кто-то сказал совсем рядом: “Слышь? Деньги гони!” Мозг в этот момент меня покинул, и я ударил кулаком в лицо стоявшего рядом. Не успел я и дёрнуться, как другой пнул меня в колено, и я упал. Град ударов и пинков, кто-то пытался вырвать сумку. Страх затопил рассудок волной адреналина, я вцепился железной хваткой в сумку, словно в ней лежит моё сердце. И вдруг адская боль прожгла шею, распространяясь по всему телу: даже в самые отдалённые участки — в пальцы, в ногти, в уши, в пятки, в колени, в волосы. Потом ещё волна, ещё, ещё. С каждым ударом сердца новая порция крови выплёскивалась на землю, а в голове только одна навязчивая мысль: “глупая жизнь, глупая смерть, глупая жизнь, глупая смерть, глупая жизнь, глупая смерть”
Но я выжил и уже на следующий день пришёл в себя. Вокруг бегали врачи и медсёстры, чуть позже забежала моя жена и бросилась мне на шею, плача от радости. Утром я открыл глаза уже дома. Никого не было, шея ныла, а дом стал какой-то чужой. Я ходил, как неприкаянный. Голова была кристально ясной, но воспоминания последних дней почти стёрлись. Странное ощущение, обычно наоборот: в голове бардак, но всё помню.
Поздно вечером вернулась жена. Она была пьяна и, не раздеваясь, завалилась на кровать и сразу уснула. Что-то не так. Что-то изменило в нашей семье это происшествие. Самый худший вариант, что жена узнала о любовнице, я пока не допускаю.
И так несколько дней подряд: мертвецки пьяная она лишь бубнит что-то мне в ответ и плачет, когда я пытаюсь вызывать её на диалог.
Через четыре дня вся боль прошла, осталось одиночество. Мой дом уже не казался моим, жена от меня отдалилась. Даже все мои ощущения притупились.
Я не люблю замечать в себе положительные изменения, потому что боюсь придать им слишком много значения. Если окажется, что я ошибся, падать будет больно. Но я не могу не сказать, что чувствую себя гораздо мудрее и старше после того, как побывал в предсмертном состоянии. Для этого есть основания — я стал более наблюдательным, стал больше думать и интересоваться. Но я потерял связь с другими людьми. Я больше не разговариваю с ними и стараюсь избегать. В их обществе я начинаю теряться, где-то внутри себя я чувствую жжение. А в людях я вижу нечто большее, чем раньше. Даже с женой рядом находиться я не могу. Этот дискомфорт меня прогнал из дома.
На пятый день я просто пошёл гулять по улице. И на шестой, и на седьмой, и так целый месяц...

Сейчас

В моей ретроспективе нет одного события. Это произошло вчера. Проходя поле, которое я видел уже сотню раз, я краем глаза заметил что-то странное. Это было обычное поле, каких много в Сибири. Возможно, когда-то здесь была шахта — вдалеке виднеются развалины каких-то зданий с глубокими колодцами.
Ещё будучи детьми, мы часто с друзьями бывали здесь. Мы искали приключений. Что может быть интереснее, чем заброшенные здания и развалины. Там даже была техника, которую не растащили. Кругом было много проводов трубочек, целые шкафы с какими-то индикаторами и датчиками, обгоревшие, облупившиеся стены. Мы росли тогда на книгах Стругацких, Азимова, Филипа Дика. Каких только игр не придумывали. Но мы не нарушали гармонии того мира, в который вторглись. Мы не разукрашивали стены своими автографами, не приносили ничего с собой. Но мы не чурались вносить туда ещё больше разрушений — ведь это только подчёркивало апокалиптичность окружения. У нас была там столовая, ведь мы проводили там дни напролёт, гараж для наших космолётов — велосипедов, узел управления, медицинский отсек, машинный зал и много других помещений, названий которых я уже не помню.
Я не был здесь уже лет двадцать. Воспоминания эти накатили на меня. Но что же заставило меня остановится? Воспоминания? Я повернулся и удивился увиденному. Вдалеке на месте старых развалин стоял... сложно назвать это замком в классическом понимании. Это словно какой-то кусочек другого мира, мира с другой планеты или другого измерения посреди поля. Не такое уж большое по площади — несколько тысяч квадратных метров, наверно, но были несколько очень высоких шпилей — сотни метров в высоту. Весь этот, назовём-таки его замок, был испещрён плавными линиями, висящими в воздухе и напоминающими дорожки. Даже издалека было видно множество строений, террас, открытых пространств. Всё было тёмное, серое. Светлыми были только пятна неба, которые просвечивали через замок. Все строения имели какие-то сквозные круглые отверстия и были похожи на сетку или решето, смотрящее в небо.
Заворожённый этим зрелищем, я стоял и разглядывал. Ни на что виденное прежде, это не было похоже. Это могло бы напомнить готический стиль, если бы имело хоть какую-то симметрию и правильность в относительном расположении строений, если бы не большое количество плавных линий, пересечение которых напоминало паутину. Я поднимаю правую ногу, чтобы сделать шаг навстречу. И как только переношу центр тяжести на правую ногу, земля исчезает из под ноги. Вернуть центр тяжести назад уже нет возможности и я падаю вперед, выставляя руки, но им не обо что опереться — под ними уже ничего нет. Пустота. Вокруг сплошная пустота, выглядящая как чернота. Я не могу представить настоящую пустоту. Я лечу. Сначала страшно, потом интересно, потом скучно, потом я с размаху падаю, кувыркаясь, на свою кровать и в ужасе открываю глаза. Какой ужасный сон.
Не знаю, как у других, а у меня бывает такое, что я увижу сон, а через дня три-четыре, а иногда даже через несколько месяцев, вспомню про него и пытаюсь понять когда он мне приснился: предыдущей ночью или всё же когда-то раньше. Сон кажется очень свежим. И даже доводы "Я же вчера вспоминал этот сон", кажется могли быть в том же самом сне. Или просыпаясь с утра, в полудрёме ещё помню сон со всеми ощущениями и деталями, лежу и пытаюсь понять сон ли это или же действительно это произошло вчера. Тем хуже этот момент, чем страшнее был сон. Но мгновение и ты уже трезво ощущаешь реальность, уже почти забыл мелкие детали сна, ещё несколько минут и в голове остаётся только смутный образ привидевшегося.
Так вот в этот раз ничего подобного не было. Было ощущение, что это сон, но он не забывался и был слишком похож на правду. Странным было и то, что я проснулся дома, где не был уже несколько дней.
Завтрак, рядом жена. Совсем неразговорчивая, грустная, как впрочем и всё время почти, после того дня. Я позволяю себе пару часов полежать, размышляя об увиденном.
Наконец, мысли оформились в желание, и, холодно попрощавшись с женой, я выхожу. Я собираюсь держать путь к тому месту. Но не тут-то было. Сначала я подворачиваю ногу на лестнице. Потом на улице сталкиваюсь с премерзким стариканом, который обливает меня пивом. Когда я перехожу улицу, меня чуть не сбивает машина. Через пару минут дорогу перебегает чёрная кошка. Я не суеверный и не подвержен всяческим выводам на основании гаданий, кошек, знаков судьбы. Но не обратить на это внимание сложно и даже, наверное, глупо. Даю себе слово, что если произойдёт что-то ещё, я откажусь от идеи идти туда. И не проходит и пяти минут, как из окна какого-то дома вываливается два мешка со строительным мусором, которые падают в полуметре от меня. Я возвращаюсь.
Следующее утро началось с непоколебимой решимости в моей голове дойти до места. Порванный шнурок, падение в люк, ещё одна машина, собака, кинувшаяся на меня, проливной дождь. Невероятное совпадение. Но я упрямо иду, недоумевая как это возможно. К полудню я на месте. Но на месте ничего нет- только старые развалины вдалеке.
Всю жизнь я считал себя человеком со здоровым рассудком. Никогда не видел галлюцинаций. У меня умеренная фантазия. Я даже старался смотреть на всё как все и не искать каких-либо загадок в окружающих вещах. Самый заурядный человек. Как со мной могло такое произойти? Я сажусь и жду, пытаясь в голове сложить всё воедино, но каменный цветок не выходит. Я пытаюсь представить себе тот замок, но оказывается, что я почти не помню, как он выглядит. Наверно, всё-таки это был сон? Я поднимаю голову и одно лишь мгновение я вижу его. Точь в точь таким же, каким он был. Но тут же он исчезает. Сколько я не пытаюсь вновь его увидеть, представляя его, ничего не выходит.
Я не сдаюсь.Торопиться мне некуда. Пытаюсь из кирпичиков сложить свой замок, но мысли рано или поздно уходят в сторону и приходится силком возвращать их в конструктивной русло. Мысль материальна и через несколько часов раздумий я вижу снова этот замок. В темноте я вижу лишь силуэт на фоне красно-кровавого неба. Но вижу я его четко. Он не пропадает. Помня предыдущий опыт, я делаю очень осторожный шажок вперёд, не отрывая взгляда от замка. Ещё один, ещё, ещё и снова проваливаюсь в пустоту, и снова устаю лететь в этой чёрной мгле, и снова открываю глаза в своей постели.
Каждый день теперь чинит мне новые препятствия, и каждый день я всё равно оказываюсь там. После нескольких раз увидеть замок уже не составляет труда, он виден издалека. Сверкает своими шпилями, скребущими небо.
Это стало какой-то навязчивой идеей, я забывал завтракать, выскакивая утром из дома. В моей жизни больше не стало ничего и никого, кроме этого замка. Я забыл про жену, про друзей, как в общем-то и все они обо мне. Даже видя замок, я не стремился к нему, а сидел поодаль, словно медитируя на его внешний вид. И только через несколько часов, ближе к вечеру я начинал свой путь. С каждой новой попыткой я прохожу всё дальше и дальше, но пока мой успех вписывается в пятиметровый радиус.
Но день тот настал. Ничем он не отличался от других. Шёл лёгкий, мерзкий дождь, над полем стоял тяжёлый серый туман. Я встал с корточек и сделал несколько неуверенных шагов вперёд. От замка вдруг отделяется что-то ещё более тёмное, чем темнота и приближается ко мне. Не знаю что это, но делаю опрометчивый шаг вперёд и падаю. Картинка реального мира снова теряется, но на этот раз меня окружает не темнота, а феерия цветов. Они переливаются из одного в другой и это дребезжащее пятно повсюду вокруг меня. Я даже не просто вижу все возможные цвета, я чувствую радиоволны. Радиоволны различной частоты. Частота меняется, переходя в видимый глазом диапазон, затем в невидимый и обратно. Всё это я чувствую совокупно, неразделимо. Я чувствую, как моё тело служит экраном, как затухание амплитуды при проникновении в моё тело зависит от длины волны. Я чувствую, что ещё немного и я перейду на качественно новый уровень понимания и ощущения. Это как рубеж, который нужно преодолеть. Я вплотную приблизился к нему. Но меня снова выкидывает в мою кровать и я снова открываю глаза. Спросонья мне почему-то показалось, что я открываю тысячи глаз.
Новый день и новая попытка. Интересно, меня сегодня снова ждёт град предупреждений? А может, неведомый кто-то перейдёт в наступление и сегодня я сломаю шею, падая с лестницы, меня собьёт машина или на меня упадёт строительная плита? Но неведомый кто-то выбирает на сегодня другую тактику. Я пойму это позже.
Я открываю тысячи глаз, а рядом со мной лежит моя жена. Я встаю и иду готовить завтрак. Через 2 минуты на кухню входит жена. Я поражен. Она прекрасна и счастлива, она подбегает и страстно целует меня. Потом признаётся в любви так, как делала это 5 лет назад. Во меня даже, кажется, начинают просыпаться эмоции. Я обнимаю её. Но даже сейчас я ощущаю дискомфорт и даже больший, чем обычно. Это уже не жжение, а какая-то пустота. Жена заигрывает со мной, я молодею и поддерживаю её. Нам весело, как не было уже давно.
Я иду в ванную. Дверь в комнату открыта и краем глаза замечаю, что на кровати кто-то лежит. Подхожу, приглядываюсь — это моя жена. Она спит.
Звонок в дверь. Я стою и жду. Звонок повторяется. Снова и снова. Я подхожу и открываю дверь, за ней мой старый друг. Я приятно удивлён, потому что не видел его уже месяцев пять, тем более, что сейчас 9 часов утра. Ранний визит. Я приглашаю его пройти. Из спальни выходит жена, посылает мне незаметный воздушный поцелуй и приветствует гостя. Мы садимся в столовой, друг достаёт бутылку водки и предлагает отметить нашу встречу, словно он не знает о моём холодном отношении к алкоголю. Я вежливо отклоняю предложение. После появления гостя, ощущение пустоты увеличилось. Он странно молчалив, только сидит и улыбается.
Звонит мой мобильный, который лежит на кухонном столе, трубку берёт жена. Её лицо преображается, глаза округляются. Она спрашивает кто это, но трубку, похоже бросили.
— Что это значит?! Что за "привет, дорогой"? Я тебя спрашиваю!
Мне нечего сказать. Я понимаю, что это моя любовница. Но она не может знать этот номер. Это исключено.
— Ошиблись номером, наверно, любимая.
Но такой ответ её не устраивает. Далее начинается семейный скандал, очень эмоциональное выяснение причинно-следственных связей. Гость сидит и даже не пытается уйти — он с интересом слушает. Наконец мне надоедает этот маразм. Никогда не выносил таких ссор. Я сношу со стола рукой всё, что могу и ухожу, хлопнув дверью. На улице меня пытается остановить сосед, но у меня нет желания с ним говорить. Следующая встреча — любовница. Это произошло в довольно неожиданном месте — на самом краю города, где он уже плавно переходит в лес. После неадекватной беседы с ней и усилившегося чувства пустоты я понимаю, что всё это дело рук неведомого некто, кто портил мне каждое утро на протяжении последних недель.
Я бегу. Не желаю больше останавливаться и терять время на фантомы, созданные чьей-то неумелой рукой. Для создания целостного образа хотя бы одного человека нужен талант, опыт и уйма труда.


Продолжение.