eucariot

Category:

Вещи не такие, какими мы их видим

   

В окно Овертона постучались. Это и отвлекло меня от ледяной чашки Петри, наполненной до краёв Царской водкой.

Я выглянул - это была она - Демон Максвелла во плоти. Красивая. Уголки Брюстера её губ задорно изогнуты в кривую Лоренца. Настроение было хорошее. У неё.

Жестом я пригласил её войти. А сам в это время опрокинул чашку и вытёр со стола салфеткой Серпинского натёкший конденсат Бозе-Эйнштейна. Разговор предстоял сложный. Мы уже давно в наших отношениях преодолели пик Балмера и ничего радостного ожидать не приходилось. Пора было ставить жирную точку Лагранжа.

Она вошла. Её яркие бусы Бейли тонко заигрывали с цветными камнями на поясе Койпера. Уж что-что, а чувство прекрасного кварка и безупречный вкус у неё не отнять. И всё это подчёркнуто изысканными духами.

Она стояла посреди комнаты. От неё исходила лучистая энергия, заряжая жизнью.

— Привееет! - звонко и жизнерадостно воскликнула она.

Я ответил не сразу.

— Извини, я ухожу. Мне больше      невыносимы эти отношения.

Улыбка в тот же миг сошла с её губ. Она помрачнела, и словно постарела. Морщины сеткой Фарадея покрыли её лицо.

— Ты никогда меня не любил! 

— Да любил я тебя! Просто всё      это потеряло смысл.

— Ты променял меня на эту Суку!

— Я не хочу об этом говорить,      но я любил.

— Нет!

Она кричала и плакала, а я ходил по кругу Харди, выстукивая шагами ровный ритм, словно пытаясь придать происходящему порядок, подчинить правилу Буравчика. 

Но Женщина и порядок? Она сжигает его в огне Эльмо, лишь увеличивая энтропию.

Только Лейбниц помнит, сколько раз мы входили уже в этот Цикл Карно. Ссора за ссорой, накалявшие нас до предела Чандрассекара и заканчивающиеся как правило эмоциональным взрывом Сверхновой. Отношения в паре Купера- это маятник Фуко: то влево, то вправо. И останавливаются посередине — только если сломаны.

Однако в этот раз всё пошло по-другому. Но ведь этого я и хотел?

Капля Руперта скатилась по её щеке, а в руке сверкнула опасная бритва Оккама. 

Она бросилась в мою сторону. Меня спасла только мгновенная реакция Финкельштейна — я увернулся, отскочив, но неловко упал на пол, в квадрат Гартнера, очерченный светом, падающим из окна.

Не успел я подняться, как ощутил на себе её вес. Какая же она красивая и вожделенная, если только забыть про её характер и принципы Ферма. И вдруг я почувствовал как что-то острое с силой Кориолиса вошло в грудь.

Боль пронзила всё моё абсолютно чёрное тело. В голове пронеслось множество Мандельброта мыслей.

Жизнь. Она уходила сквозь Чёрную Дыру в груди.

Я хотел с ней расстаться. И я расстался. Пусть так. Я этого хотел.

Она встала и медленно двинулась прочь.

— Ну и оставайся с ней, с этой С… - остаток фразы растворился в белом шуме с улицы.

Через незакрытую дверь я видел, как она села в машину Тьюринга, вжала педаль газа в пол и уехала в горизонт событий, оставив после себя лишь Облако Оорта.


Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.